Праздники и приметы

Седмица 25-я по Пятидесятнице, постный день.:О ЗАБОТАХ ЖИТЕЙСКИХ, О ЛЮБОСТЯЖАНИИ И НЕБЕСНОМ ЦАРСТВИИ

Лихоимец отдаляется от Бога подобно тому как идолослужитель (42,150). Пределом заботливости твоей о жизни пусть будет удовлетворение нужды тем, что у тебя есть (14,444). Душа не в состоянии преодолеть духов, если не будет обнажена всех забот и попечений мира сего (31,158). Кто не имеет забот, тот неуловим демонами, а заботящийся… с трудом исторгается из сатанинских рук (46,36).

Никогда нельзя видеть море без воды, так и (заботящуюся) душу без попечений, без скорбей, без страха: за первыми следуют другие, их в свою очередь сменяют третьи, и не успеют еще утихнуть последние, как воздымаются новые (38,419). Чем душа выше тела, тем тяжелее раны, которые мы наносим себе каждый день своими заботами, соединенными со страхом и трепетом (43,171).

Мы, связав себя бесчисленными заботами, нагрузив на себя бесчисленные житейские тяжести, задыхаясь и изнывая, таким образом надеемся пройти тесный путь (спасения)? (43,850). Кто занят житейским, тот не представит себе ничего небесного, ничего ангельского (49,445). Кто желает представить Богу чистый ум, а смущает себя попечениями, тот подобен крепко сковавшему свои ноги и покушающемуся скоро идти (54,226).

Попечение о делах житейских приводит в смятение душу… лишает тишины ум (52,305). Человек, слишком занятый делами настоящей жизни, не может надлежащим образом усвоить предметов небесных, но по необходимости заботясь о тех, лишается этих (39,61). Царство Небесное восхищают не беспечные, не распущенные, не избалованные, неизнеженные, но усильные искатели (50,632).

Тысячи лет века сего то же в сравнении с вечным и нетленным миром, как если бы кто взял одну песчинку из всего множества морских песков. Так беспредельны, бесконечны и неизмеримы век праведных и Царство Небесное (24,35). Желаешь ли стать небесным? Не ищи того, что на земле, но пренебрегай сим и подвизайся как совершенный и как совершенный возлюби Царство Небесное (24,375). Если идешь путем к Царству, то сам себя ничем не обременяй, ибо не угодно Богу, чтобы вошел ты в Чертог Его обремененный ношею. Если идешь к Царству, то сбрось с себя излишнее.

Разве будет чего недоставать тебе в Царстве и надобно брать это с собою? Будь благоразумен. К Трапезе Своей призывает тебя Бог, сбрось с себя всякое бремя. Соберись в путь без бремени и иди с Богом в Царство Его. Он ищет тебя, чтобы с Ним шел ты и с Ним вселился в Чертог Его. Смотри: Царствие Божие внутри тебя, грешник, войди в самого себя, ищи там Царства и без труда найдешь его.

Не гоняйся за приобретением имения, вырвись из сетей похотей, из тенет греха, из дебри лихоимства. Войди в самого себя, живи в себе, в тишине своей внутренности с умеренною и чистою душою, спокойным и смиренным духом. Войди в себя самого и ищи там Царства Божия: оно действительно там, как Господь Сам научил нас в Евангелии Своем. В душе, любящей Бога, обитает Бог, там и Царство Его, потому-то и говорит Он, что Царство Божие внутрь вас есть.

Итак, вырвемся из сетей внешнего мира и будем в душах своих искать Царствия Божия; пока не найдем его там, не перестанем искать. И если не вселилось оно еще в нас, будем искать, как Господь научил нас: Отче наш…да приидет Царствие Твое, и оно придет, если будем просить о нем (25,334).

Подумай, что будет, когда душа, ушедши туда, будет не в состоянии представить ни конца тех благ, ни изменения в них, но будет ждать увеличения их к жизни, не имеющей конца, свободной от всяких опасностей, печали, забот, полной радости и бесчисленных благ (43,844).

Пренебрегая же здесь любовью Божиею и Царством Божием, мы предпочли землю и все что на ней (22,299). Кто любит мир сей, тот помрачает душу свою (31,95). Да не будет для нас сладостною любовь к земному, чтоб не сделался горьким плач наш (по смерти) (22,298). Не станем воспламенять в себе страсть к большим приобретениям и чрез то приготовлять себе только больший и жесточайший огонь, огонь неугасимый (35,527). Будем избегать любостяжания.

Оно довело Иуду до неистовства, оно научает крайней жестокости и бесчеловечию тех, которыми обладает (38,832). Если бы ты и мало погряз в море этого безумия, с трудом можешь выйти из него, и как в водовороте, сколько бы ты ни старался, не преодолеешь легко (кружения воды), так и еще гораздо хуже, впавши в бездну этой страсти, погубишь себя со всем своим существом (40,632).

Порок любостяжания, как бы охватывая нашу душу своими, так сказать, бесстыдными руками и крепко держа ее, даже против нашей воли влечет и удаляет оттуда любовь (42,607). Обители вечные не имеют конца, они не падают от времени, не переменяют владельцев своих, но стоят и цветут постоянно: и это несомненно, потому что там нет ничего тленного и скоропреходящего, но бессмертно и нетленно, – будем же употреблять свое имущество на построение этого здания. Эти дома строятся руками бедных, хромыми, слепыми, убогими – они создают эти обители (43,264).

ВТОРНИК. Лк. Зач. 68. (12,42–48) О ХРИСТИАНСКИХ ОБЯЗАННОСТЯХ

Если называешься христианином, потому что Христа признаешь Богом, то и называйся, и будь христианином – и именем и делом (10,228). Что свойственно христианину? Каждый день и час бодрствовать и при совершенном благоугождении Богу быть готовым, зная, что Господь приидет в час, в который он не чает (3,418).

Что свойственно христианину? Очиститься от всякой скверны плоти и духа Кровью Христовой, творить святыню в страхе Божием и любви Христовой (3,418). Христианин должен иметь образ мыслей, достойный небесного звания, и жить достойно Евангелия Христова (6,53)… В послушании Евангелию потребуется отчет у всех людей – монахи ли они или живут в супружестве (5,39).

Христианину не должно рассеиваться и чем-либо отвлекаться от памятования о Боге, о воле и судах Его (6,54). Христиане живут доле, но выше всего дольнего; среди людей, но выше всего человеческого; связаны, но свободны; стесняемы, но ничем не удержимы; ничего не имеют в мире, но обладают всем премирным; живут сугубою жизнью и одну презирают, о другой же заботятся; чрез умерщвление бессмертны; чрез отрешение от твари соединены с Богом; не знают любви страстной, но горят любовью Божественною, бесстрастною; их наследие – Источник Света и еще здесь Его озарения.

Ангельские псалмопения, всенощное стояние, преселение к Богу ума превосхищаемого; чистота и непрестанное очищение как незнающих меры в восхождении и обожении; их – утесы и небеса, низложения и престолы; нагота и риза нетления; пустыня и торжество на Небесах; попрание сластей и наслаждение нескончаемое, неизреченное, их слезы потопляют грех, очищают мир; их воздеяния рук угашают пламень, укрощают зверей, обращают в бегство полки (8,127).

Оставь весь мир и всякое здешнее бремя, направляй парус в небесную жизнь (11,363). Христианина истинного и кажущегося распознаем из открывающихся в каждом характеристических свойств. Свойства подлинного христианина все те, какие мы нашли во Христе: из них доступным для нас подражаем, а те, подражания коим недоступны нашему естеству, чтим и поклоняемся им (20,229).

Разумея, что Христос есть освящение (1Кор. 1, 30), мы должны исповедовать силу освящения не словами, но жизнью, свободною от всякого скверного и нечистого дела и мысли (20,236). Разумея же, что Христос есть Свет истинный (Ин.1,9) и недоступный для лжи, научаемся тому, что и наша жизнь должна быть озаряема лучами истинного Солнца.

Лучи же Солнца Правды, истекающие для освящения нашего, – суть добродетели, посредством которых мы отлагаем дела тьмы и яко во дни благообразно ходим (Рим. 13,13); и отвергаем потаенные дела, и все совершаем во свете, и сами становимся светом, так что и других просвещаем делами, как свойственно свету (20,235).

Зная же, что Христос есть избавление (1Кор. 1, 30), что Он предал Себя для искупления нашего, научаемся сим речением тому, что поелику Он даровал нам бессмертие, как бы какую цену за каждую душу, то сим Он всех, искупленных Им от смерти чрез жизнь, соделал собственным стяжанием. Итак, если мы стали рабами Искупившего, то, конечно, должны обращать взоры к Господствующему, чтобы нам жить уже не для себя самих, но для Стяжавшего нас ценою жизни, ибо мы Его стяжание.

Итак, законом для нашей жизни да будет воля Господствующего. Ибо как при владычестве над нами смерти действовал в нашей жизни закон греха, так, когда мы стали стяжанием жизни, необходимо согласовываться с законом Обладающего нами, дабы, отвратившись от подчинения воли жизни, опять не попасть нам чрез грех под власть этого мучителя душ наших: говорю о смерти (20,236). Христос именуется камнем (1Кор. 10, 4): сие имя требует от нас твердости и неуклонности в добродетельной жизни, чтобы мы твердо переносили страдания и являли дух крепкий и недоступный всякому приражению греха.

Чрез это и подобное и мы станем камнем, подражая, сколько возможно в изменчивом естестве, неизменяемости и неприлагаемости Владыки (20,243). Что должно делать тому, кто удостоен именоваться великим именем Христовым?

Что иное, как не тщательно различать в себе мысли, и слова, и дела: относится ли каждое из них ко Христу или чуждо Христа?… Что совершается или мыслится под влиянием какой-либо страсти, то совершенно чуждо Христу и носит на себе черты противника, который страстями, как бы грязью, пачкает жемчужину души… А чистое от всякого страстного расположения имеет отношение к Началовождю бесстрастия, Который есть Христос.

Кто из Него как из чистого источника почерпает для себя мысли, у того окажется такое сходство с Первообразом, какое у воды, струящейся в источнике, с водою, которая оттуда налита в сосуд… Христос источает, а приобщающийся почерпает, переводя в жизнь красоту, (заключающуюся) в мыслях, так что происходит согласие внутреннего человека со внешним, как скоро благовидность жизни совпадает с направлением мыслей по Христу (20,260).

Если определение говорит, что христианство – подражание Богу, то не приявший еще слова таинства какою увидит у нас проводимую жизнь… таковым будет почитать и наше Божество. Так что если увидит примеры всего благого, то уверует, что Божество, нами чтимое, благо.

Коли же кто будет предан страстям и зверообразен, и в своих нравах сообразно различным страстям будет отображать виды различных зверей… и затем станет именовать себя христианином, тот, поскольку его имя обещает и возвещает подражание Богу, своею жизнью подает неверным повод порицать Божество, в Которое мы веруем. Посему и Писание возвещает таковым страшную угрозу, говоря: «Горе тем, ради кого имя Мое хулится во языцех» (20,218).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.